Почему мне не нужна традиционная семья

Я терпеть не могу фразу «традиционная семья».

— Я за традиционную семью! Я за традиционные ценности!

Произносится твёрдо, громко, и открыто глядя в глаза.

А я, хоть тресни, не понимаю, в чем ценность традиционной семьи? Не, у меня есть понятие этой самой традиционной семьи, но выступать за неё ни один приличный человек не сможет. Это когда мужик с бородой и в лаптях — глава семьи, ест первый и мясо ему, а объедки остальным иждевенцам. Когда баба тихонько шуршит по дому и на глаза старается не показываться, чтоб не ебанули со всей традиционной дури об печку башкой. Когда детей семеро, а валенок двое, и хватит! Когда в школу до 4 класса, а девкам там вообще делать нехрен, главное замуж выйти за нормального мужика, за традиционного.

Так почему мне не нравится традиционная патриархальная семья? Да потому что жизнь женщины в такой семье — это ад беспросветный.

Есть много исследований и серьезной литературы на эту тему. Почитайте, к примеру, такую интересную монографию В.Б. Безгина «Крестьянская повседневность (традиции конца XIX — начала XX века)»

В монографии рассмотрены различные стороны крестьянской повседневности конца XIX – начала XX в. на основе архивных материалов.В книге исследованы проблемы хозяйственной деятельности, общинного уклада, правовых воззрений, духовных традиций и семейного быта русского крестьянства.

Крайне занимательное чтиво, скажу я вам! Особенно интересна 4 глава — «Семейный уклад. Положение женщины»

Горькие причитания невесты накануне свадьбы были не только данью традиции. Это слезы прощания с «де- вичьей волюшке» и страха перед грядущей «бабьей долей». Ее уделом становился повседневный изнурительный труд и безропотное подчинение супругу. Власть мужа, его отношение к жене определялись традиционными взглядами и стереотипами поведения. В селе существовали неписанные правила, регламентирующие поведение замужней бабы. Предосудительным считалось ходить на посиделки, разговаривать на улице с холостым мужчиной и т. п. Бабы не имели права вмешиваться в мужицкие разговоры, высказывать свое мнение по вопросам их не касающихся.

Но это цветочки, ягодки дальше.

Безотчетная власть мужа над своей женой отражена в народных поговорках: «Бью не чужую, а свою»; «хоть веревки из нее вью»; «жалей как шубу, а бей, как душу». Этот варварский обычай, шокировавший просвещенную публику, в деревне являлся делом обыденным. С точки зрения норм обычного права побои жены не считались преступлением в отличие от официального права. Рукоприкладство в деревне было чуть ли не нормой семейных отношений. «Бить их надо – бабу да не бить, да это и жить будет нельзя». Мужик бил свою жену беспощадно, с большей жестокостью, чем собаку или лошадь. Били обычно в пьяном виде за то, что жена скажет поперек, или били из-за ревности. Били палкой и рогачём, и сапогами, ведром и чем попало.

Помимо рукоприкладства существовал в традиционном крестьянском обществе еще один жуткий обычай — снохачество.

Сноха́чество — практика в русской деревне, при которой мужчина — глава большой крестьянской семьи (живущей в одной избе) состоит в половой связи с младшими женщинами семьи, обычно с женой своего сына (связь свёкра с невесткой, называемой сноха).

Половые сношения между главой крестьянской семьи и его снохой были фактически обычной стороной жизни патриархальной семьи.

«Нигде, кажется, кроме России, – писал В.Д. Набоков, – нет по крайне мере того, чтобы один вид кровосмешения приобрел характер почти нормального бытового явления, получив соответствующее техническое название – снохачество».

Наблюдатели отмечали, что этот обычай был жив и в конце XIX в., причем одной из причин его сохранения являлся сезонный отток молодых мужчин на заработки. Хотя эта форма кровосмешения была осуждаема просвещенным обществом, крестьяне ее не считали серьезным правонарушением. В ряде мест, где снохачество было распространенно, этому пороку не придавали особого значения. Более того, иногда о снохаче с долей сочувствия говорили: «Сноху любит. Ен с ней живет как с женой, понравилась ему».

Еще одна книга, которую советую почитать поклонникам традиционной семьи — Это «Жизнь Ивана. Очерки из быта крестьян одной из черноземных губерний», автор Ольга Семенова-Тян-Шанская.

Как часто бил Степан Акулину, как и за что

В трезвом виде бил редко, в пьяном часто и чем попало. Вообще замечено, что более всего бьют жен пьяницы: бьют либо за то, что жена скажет что-нибудь «поперек» (упрекнет, напр., в пьянстве: «опять нализался» или «нажрался кобель»); бьют из ревности. Бьют и палкой, и рогачом (ухват), и сапогами, и ведром, и чем попало — кулаками, пинком. Таскают за косы (через порог), так что голова только «ту-ту-ту».

Если муж бьет жену и при этом сломает или испортит тот предмет из своего несложного инвентаря, которым чинил расправу, то ему, разумеется, гораздо более жалко этот предмет, чем избитую жену. Да и всякая баба гораздо больше будет сокрушаться о каком-нибудь сломанном рогаче, чем о своих помятых боках.

Муж молодой, убедившись, что «молодая» не целомудренна, в первую же брачную ночь жестоко ее иногда избивает, что служит прелюдией к дальнейшему битью (иногда в течение нескольких месяцев). Считают долгом бить свою жену, если она «принесет» чужого ребенка в отсутствие мужа (что чаще всего случается с солдатками). Если муж слабый или болезненный, неспособный к работе, то ему нередко достается от более сильной, чем он, супруги да еще с попреком: «Ты-то ничего небось не делаешь, задохлый, а я за тебя и ворочай».

Пьяный муж бьет иногда жену, если она откажется исполнить какое-нибудь его приказание (снять с него сапоги, уложить его спать). Достанется также ей, если она откажется лечь с ним спать и т.п. Словом, за всякое неисполнение мужниной воли. Я знала одного мужика, который любил, когда он бывал пьяный, так издеваться над женой: «Становись, жена, на колени, клади голову на порог, моя воля, захочу — убью тебя!» И баба должна была беспрекословно класть свою голову на порог, а он заносил над ней топор, причем маленькие дети его обыкновенно подымали плач и крик. Тогда он произносил: «Детей жалко, а то бы не быть тебе живой», — и отпускал жену. Если она не слушалась его — бил ее жестоко (иногда вальком по голове). Это называется «мудровать над женой» или «над женой измываться».

Другой муж, когда бывал пьян, подпоив нескольких девушек, заставлял их петь плясовую под окном своей избы, а сам принуждал свою жену, под угрозой избить ее, плясать с ним вместе в избе.

С каким ужасом говорят многие про однополые браки. Как же так, мужик с мужиком жить будет! Как это — две жены? А как же дети, что они увидят, как же их психика?

Действительно, как же бедные дети. Подумаешь, увидит ребенок, как папа маму головой об порог колотит. Или самого ребенка ремнем отстегает. Никакого ущерба для психики. Традиционная семья — самое лучшее для ребенка. Если ребенок выживет. А то как-то не очень хорошо было с выживаемостью детей и матерей в традиционной русской семье.

Из той же книги Семеновой-Тян-Шанской:

Что делает женщина во время беременности

Всё. И в доме справляет всю домашнюю работу, и в поле — вяжет, полет, молотит, берет конопли, сажает или копает картофель, вплоть до самых родов.
Иные женщины рожают, не домесив хлебов. Иные родят в поле, иные в тряской телеге (почувствовав приближение родов, иные бабы торопятся доехать домой). Иная баба при начавшихся родовых схватках бежит домой, «как овченка»: приляжет во время схваток на землю, а как боли отпустят, опять бежит, благим матом: «как овченка бежит, трясется».

А вы что думали, традиционная русская патриархальная семья — это всеобщее уважение, достаток, любовь и сытость? Как на картинке?

Нет, традиционная семья — это боль, адский труд, нищета, болезни, бесправие и грязь.

По традициям жить хотите? Я не хочу.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: