Про искусство, йогу, веганство, активизм, инстаграм и Синдром Самозванки. Интервью с Мариной Антоновой

В этот раз необычное интервью. Оно не в форме подкаста, а в виде текста. Моя собеседница — художница, и интервью получилось скорее для визуалов. И вполне естественно, что наш разговор будет прежде всего интересен тем, кто любит глазами.

Я увидела Марину Антонову в одной из дискуссии в фейсбуке на тему синдрома самозванца. Тогда я еще ничего о ней не знала, не видела ее картин, ее проектов, не читала ее тестов, не была знакома с ее инстаграмом. И это очень хорошо.
Потому что иначе я бы не рискнула сунуться к Марине в личку с просьбой дать мне интервью для моего подкаста Синдром Самозванки. Мне бы в голову никогда не пришло, что у такой талантливой, красивой, уникальной девушки есть синдром самозванца. Так ведь не бывает!

Но в итоге мы поговорили и решили переделать формат, отойдя от аудио. И таким образом у меня появилась возможность показать несколько произведений Марины прямо здесь и сейчас.

Про творчество

СС: Марина, я впервые увидела тебя на фб. Потом залезла на сайт. Потом в инсту. И вот я смотрела на принты и картины, и не могла поверить, что это всё создано руками одного человека. На мой профанский взгляд всё такое разное! Такое непохожее друг на друга! От одних картин у меня дрожь. И страшно и здорово, и хочется отвернуться, и в то же время смотреть снова и снова. А другие вызывают улыбку. Третьи — нежность.

Расскажи, пожалуйста, немного о своем творчестве. Как называется направление, в котором ты работаешь? Их много? Ты постоянно пробуешь что-то новое или остановилась на одном-двух любимых?

Марина: Спасибо, что поделилась своими впечатлениями от моих картин — мне всегда интересно как другие люди их воспринимают. Я не отношу себя к какому-то направлению, но формально мою живопись можно классифицировать как фигуративную. Я постоянно пробую что-то новое, но в ближайшее время хочу сконцентрироваться на акварели, потому что живопись маслом в спальне стала плохо сказываться на моем здоровье.

Про учебу и образование

СС: Марина, я искала, но не нашла рассказов о том, где ты училась? Расскажи, пожалуйста, где. И у кого? Кого считаешь своим учителем? И как ты думаешь, так ли важно академическое образование, или главное — это талант, а научиться в нашем мире информации уже можно чему угодно, было бы желание.

Марина: У меня не сложилось с учёбой начиная с общеобразовательной школы, которую я так и не закончила. При этом я всегда любила учиться и уроки зачастую прогуливала в библиотеках. Школа со знаниями у меня никак не ассоциировалась, я её воспринимала как агрессивную среду, где каждый день меня ждали новые унижения. Мне повезло жить в эпоху интернета, когда всё можно выучить онлайн. Поэтому каких-то отдельных учителей у меня нет, я всё изучаю по книгам, статьям и роликам на ютубе.

Я пыталась учиться в разных художественных школах, но мне было скучно и я бросала. Мне кажется именно академическое образование в этой сфере устарело и не нужно в том объёме, в котором его преподают. Я регулярно смотрю интервью и лекции западных художников и у них уже совсем другая система образования, не подразумевающая идеальную штриховку гипсовых голов 10 лет подряд. Но у официального образования, даже консервативного, есть свои плюсы и мне не хватает широких кругов общения, связей и нормальной социализации.

Про синдром самозванки

СС: Я беру уже третье интервью у художниц. Хотя у меня в целом меньше 10 интервью на данный момент для подкаста. В основном я сама болтаю. То ли так совпало, что меня притягивают люди, умеющие писать и рисовать, то ли у художниц очень часто встречается синдром самозванки. Как художница, что ты думаешь? Действительно ли у людей из твоей сферы синдром самозванки у каждой второй?

Марина: К счастью среди моих знакомых художниц никто не страдает синдромом самозванки, поэтому мне сложно сказать насколько это популярная проблема в арт среде.

СС: А что ты скажешь про себя? Я смотрю на твои фото и вижу очень красивую молодую девушку. В моем представлении именно так и выглядят художницы — темноволосые, очень стройные, загадочные. Читаю твои посты и думаю, божечки, как она искренне и свежо пишет! Смотрю на картины и понимаю, что это прекрасно. И я не одна такая.

Но ты писала о том, что тебя мучает Синдром Самозванки. Причем это касается не только творчества, а жизни в целом.
«Ну уж если в Моссовете…» Можешь рассказать, почему у популярной, красивой, талантливой синдром самозванки?

Марина: Спасибо за теплые слова! К сожалению, образ, который многие видят в интернете отличается от моей повседневной жизни. Например, мне часто пишут что я сильная. Но в реальности я быстро впадаю в панику и мне бывает сложно взять себя в руки. Недавно какой-то психопат ломился ко мне в дверь и орал, что убьёт меня. Вместо того, чтобы позвонить в полицию, я зарылась под одеяло и тряслась от страха, нервно прокручивая ленту фейсбука.

Потом выяснилось, что парень ошибся дверью и хотел убить не меня, а моих соседей алкоголиков. Тем не менее я была на сутки выбита из колеи и сидела дома как мышь. Еще я много ною, для меня это способ спустить пар. Мне кажется, без нытья я взорвусь. При этом я понимаю, что есть миллионы людей, у которых жизнь сложнее, чем у меня, и поэтому желание поныть всегда сопровождается чувством стыда.

Меня часто поздравляют с неким “успехом”. Но я этот успех не ощущаю, ведь я всё еще живу в жуткой квартире с соседями, здесь же рисую и работаю, за разбитыми окнами дорога, грохочут трамваи, прохожие курят под окнами. Из-за этого я испытываю постоянный стресс, у меня хроническая мигрень и недосып, но комнату, а уж тем более квартиру подороже я снять не могу. Мне кажется это не то, как живут успешные люди в 30 лет.

Такие несоответствия между моей жизнью и тем как мою жизнь видят другие и рождает во мне ощущение, что я самозванка. Иногда читаю все эти сотни комментариев о том какая я хорошая и талантливая и хочу каждому лично объяснить какое я ничтожество, чтобы они не обманывались.

К счастью, я не нахожусь в этом мрачном состоянии 24 часа сутки. Но когда много стресса, проблемы со здоровьем и пьяный лэндлорд грозится выселить из квартиры и размахивает кулаками, то синдром самозванки мгновенно обостряется. Когда в жизни всё более-менее стабильно, то я искренне рада комплиментам и адекватнее отношусь к собственным провалам и слабостям.

Про веганство

СС: Марина, ты была около 10 лет веганкой, верно? Плюс многолетние занятия йогой. Что дали тебе эти практики, чему научили? И почему сейчас они в прошлом? Можешь поделиться?

Марина: Да, я была 10 лет веганкой и еще 5 лет вегетарианкой. Я перестала есть мясо, когда была подростком из сострадания к животным. Веганство мне дало очень много: осознанное отношение экологии, привычки разделять мусор, не брать пластиковые пакеты и осознанно относиться к потреблению.

Большую роль для меня сыграло и веганское комьюнити — тогда, 15 лет назад, мне было проще найти общий язык с теми, кто следовал этим идеям. Веганы в большинстве своём хорошие добрые люди с развитой эмпатией. Я была депрессивным замкнутым подростком и первых друзей нашла на форуме animal rights. Я ходила на зоозащитные пикеты, рисовала для них плакаты, помогала приюту для бездомных животных, делала food not bombs.

Веганство было большой и важной частью моей жизни, и я до сих пор разделяю этические идеи, стоящие за этим образом жизни. Когда ученые придумают полноценную замену животному белку, то я с радостью вернусь на эту диету. На данный момент я вынуждена есть мясо из-за проблем со здоровьем.

Про йогу, поездку в Индию и поиски настоящей йогической философии

Марина: Подростком я бросила школу, ушла из дома, приехала в Москву автостопом, жила по впискам и какое-то время была бездомной. Моя жизнь была дурным запутанным сном, и мне хотелось найти ясность и стабильность. Однажды знакомая отдала мне свой абонемент в клуб Айенгара йоги на Старом Арбате. Мне там понравилось с порога — приветливые красивые люди, никаких сектантов и маргиналов, минималистичный дизайн без всякого нью эйджа. На занятии преподавательница давала четкие инструкции без эзотерики и говорила, как называются задействованные в асанах мышцы. Мне показалось это то что надо — рационально, полезно, а главное, как мне тогда казалось, что я не просто занимаюсь физкультурой, а параллельно осваиваю Древнюю Йогическую Мудрость.

Тогда я еще не знала английский, а толковых книг по истории йоги на русском нет. И я довольствовалась тем, что писал сам Айенгар и его ученики. Я прочитала все его работы, его комментарии к йога-сутрам, книги старших преподавателей и всю литературу, на которую он ссылался: йога-сутры Патанджали, Хатха-йога-прадипика и Бхагавад Гита. Но вместо того, чтобы обрести стройную философскую систему, я получила массу противоречивой информации и множество вопросов, на которые мои преподаватели не могли ответить.

Но мне нравилась студия, преподаватели и некоторые упражнения для спины, так что я продолжала ходить. Первые пару лет я видела только пользу, но со временем у меня начались боли в коленях, а потом и в локтях. Преподаватели советовали адаптированные позы, йога терапию и специальные семинары. Я даже устроилась на полставки администратором в йога студию, чтобы посещать все эти занятия со скидками, потому что полную стоимость я никак не могла позволить. Но не смотря на моё упорство боли в суставах усиливались и проходили только если я пропускала занятия. Ортопед после обследования сказал: “Просто оставьте суставы в покое”. Но мне нужна была йогическая мудрость и я не отступала.

В 2014 я накопила денег и поехала в йога институт в Пуне узнать всю правду из первых рук. Поездка стала полным разочарованием. Это отдельная длинная история, но если вкратце: я получила еще больше противоречивой информации, а семья Аейнгара произвела на меня неприятное впечатление.

В Индии я задумалась, а почему, если йога такая древняя, то в храмах не встречаются изображения “собаки мордой вниз” или “позы героя”? И почему местные утверждают, что йога — это не про физкультуру, и в институт ходят в основном иностранцы? Вопросов стало еще больше! Кстати, денег на отель у меня не было, я жила по каучсерфингу и свободное время проводила с местными жителями, и это стало самой важной и познавательной частью путешествия.

Я вернулась в Москву разочарованная и уставшая, но продолжила заниматься йогой. Я тогда только начинала учить английский и решила, что возможно что-то не так поняла. Ответы на свои вопросы и сомнения я нашла в 2017 году в книге “Yoga Body: The Origins of Modern Posture Practice” by Mark Singleton. Книга издана в 2010 в Oxford University Press и на данный момент является самой точной и полной работой на эту тему.

Из книги я вынесла несколько важных моментов: современная йога не имеет никакого отношения к древней йоге и сформировалась в 20-30 годы двадцатого века под влиянием западной физической культуры, гимнастики и бодибилдинга. Соответственно никакого отношения к таким книгам как Хатха-йога-прадипика, йога-сутры Патанджали и Бхагавад Гита современная йога не имеет. По этой же причине на древних храмах нет “собаки мордой вниз”.

Но йога-гуру продолжают создавать вокруг себя ауру древности и мудрости и ссылаются на вышеназванные тексты, а иногда выдумывают тексты сами. Например, отец современной йоги, Кришнамачарья говорил, что выучил все асаны по книге йога-курунта, которая была написана 5000 лет назад. По его словам, он нашёл последнюю копию этой книги в Гималаях, но как только он её дочитал, её съели муравьи. Последняя деталь особенно забавна, ведь даже детские рассказы про съеденную собакой домашнюю работу звучат куда реалистичнее. Но такая страсть к манипуляции фактами и сочинительству неудивительна. Ведь так йога лучше продается, и я когда-то повелась именно на “древнюю мудрость”.

Это то, что касается философии и первое время мне казалось, что можно не обращать на это внимания и заниматься физической стороной практики. Но здесь есть два момента:

  • во-первых, мне не нравится когда мне врут,
  • во-вторых стилизация и мифологизация не способствовали развитию полноценной физической практики.

При этом тот же Айенгар утверждал, что если занимаешься йогой, то никакой спорт и тренажерный зал не нужны. В своём желании отличаться от западной физической культуры и придумать свой яркий стиль, йоги принести в жертву полноценность нагрузки. И по сути йога — это постоянная растяжка, статическая нагрузка, и в случае с аштанга йогой весьма агрессивное кардио. Постоянное растяжение без силовых нагрузок со временем ведет к проблемам с суставами, что со мной и произошло.

В общем, после книги всё встало на свои места, и йогу я бросила. Ведь зачем делать “шалабхасану” и “урдхва дханурасану”, когда можно сделать “лодочку” и “мостик”? Я потратила семь лет на практику йоги, чтобы понять, что можно просто заниматься физкультурой и обретать гармонию с собой без помощи гуру. Без йоги и с новыми сбалансированными упражнениями моя жизнь стала проще и лучше, а боли в суставах утихли. Но видимо, мне нужны были эти травмы и разочарования, чтобы лучше понять себя и мир вокруг.

Про инстаграм, популярность и английский язык

СС: Марина, в твоем инстаграме больше 60 тысяч подписчиков. Учитывая тот факт, что ты не Бузова и не фитоняша с откровенными фото, это огромная цифра! Расскажи немного про инсту. Оно так само получилось, что постепенно собралась такая большая аудитория? Или ты знаешь секреты?
И почему на английском? Твоя публика в основном англоязычная?
Кстати про английский язык: Марина, где ты научилась свободно болтать и писать на английском?

Марина: С английского началась моя интернациональная арт карьера. в 2014 я зарегистрировалась на сайте language exchange и нашла там первых друзей по переписке, с которыми практиковала язык. Один из них оказался коллекционером из Кембриджа, и он купил у меня сразу несколько картин и даже пригласил в гости. Это была фантастическая удача и отличная мотивация для того, чтобы заниматься английским и мечтать об арт карьере (тогда я еще работала в офисе).

В 2015 меня бросил мой бывший муж, после шести лет совместной жизни. Мы тогда только закончили ремонт в нашей ипотечной квартире, и я еще не успела насладиться жизнью без вечной грязи и цемента. Это было большим шоком, ведь я не просто рассталась, а потеряла единственное место, которое считала домом, и мне предстояло выехать в никуда. Как ни странно, именно тогда в глубокой депрессии и без копейки в кармане я решила, что стану свободной художницей.

Тогда же я решила, что буду писать в соцсети только на английском. Я хорошо знала свою интернет зависимость: в любой стрессовой ситуации я прилипаю к монитору и больше ни на что не способна. Я решила обратить свою зависимость себе на пользу. Сначала я писала только о том как мне плохо, и многие удалили меня из друзей. Потом я расписалась, обрела свой голос и стала писать на разные темы, вспоминать забавные истории, лихие годы автостопа, а также делать заметки об искусстве и культуре.

Через несколько месяцев я почувствовала, что пишу на английском почти так же быстро, как на русском, а мой некогда пустой фейсбук наполнился запросами в друзья от многочисленных иностранцев. Однажды меня репостнул какой-то американский блогер, и утром я увидела 400 запросов в друзья. Я поделилась этим успехом со своим тогдашним flatmate и он посоветовал завести инстаграм. Я отнеслась к этому скептически, потому что мне казалось, что эта соцсеть только про селфи и фотки еды. Но все-таки решила попробовать, и не зря!

Смесь из мрачных картин, депрессии, размышлений об искусстве и личных откровений стала популярной, и количество друзей и фолловеров росло с геометрической прогрессией. Вместе с популярностью пришли новые продажи, постепенно я раздала долги и начала жить более-менее нормальной жизнью.

Меня часто спрашивают, как я выучила английский и поэтому я написала подробную статью в своём блоге:

Про клиентов

СС: Скажи, каких клиентов и клиенток ты любишь? Есть те, которые совсем старые поклонники и стали чуть ли не друзьями? А есть такие люди, которым ты бы никогда не продала свои произведения?

Марина: Я обожаю своих покупателей, это всегда очень интересные люди:

  • профессор медицины из Лос Анджелеса,
  • писательница из Нью Йорка,
  • физик из Онтарио,
  • бизнесмен из Парижа,
  • переводчица из Токио,
  • музыкант из Сан Паоло,
  • IT гений из Коломбо,
  • психотерапевт из Виннипег (Канада),
  • дизайнер из Лондона.

Этот список я могу продолжать долго. К сожалению, почти ни с кем из них я не встретилась физически, но мы поддерживаем переписку и общение в соцсетях. Меня часто приглашаю в гости, но, к сожалению, я редко могу себе позволить билет на самолет.

Иногда люди приезжают ко мне сами и это всегда незабываемые встречи! Как-то раз ко мне приехали коллекционеры из Австралии, и я три дня гуляла с ними по Москве. Мы всё никак не могли наговориться, так много у нас было общих интересов. Удивительно, что люди с другого конца света с первой секунды были мне как родные.

Последнее время у меня стали появляться отечественные покупатели. И это тоже исключительно приятные, умные люди, одно удовольствие с ними встречаться! Недавно мне написал парень из Ижевска, купил одного из моих Guardian Rabbits и мы договорились о встрече у меня в студии. Он приехал с девушкой, и на её лице была смесь из удивления и восторга. Оказалось, что она давно подписана на меня в инстаграме и часто рассказывала своему парню обо мне. Тогда он решил сделать ей сюрприз на день рождения. Она думала, что они просто едут в Москву, а он её привел ко мне и подарил картину!

Девушка в долгу не осталась и, когда приехала в Ижевск, отправила мне деньги за второго Guardian Rabbit, чтобы подарить своему парню. Теперь они символически связаны парой красных кроликов-близнецов. Такие моменты заряжают меня энергией на многие недели вперед.

Что касается последнего вопроса, то я еще не встречала таких людей, поэтому не знаю. Наверное не стала бы продавать каким-то злодеям и насильникам, но сомневаюсь, что они сами бы захотели у меня что-то купить. Как ни странно, моё немного мрачное творчество притягивает исключительно хороших людей.

Про поддержку и вдохновение

СС: Марина, расскажи, что тебя поддерживает в жизни? Что дает силы и ресурсы? Что (или кто) помогает творчеству?

Марина: Мои друзья, покупатели, встречи с новыми людьми. В силу своей работы я веду замкнутый образ жизни и большую часть времени провожу сама с собой, и для меня важно встречаться с людьми оффлайн. Но когда нет возможности с кем-то встретиться, то меня поддерживают интернет и книги.

Еще я очень люблю бывать на природе, но редко выбираюсь. Мечтаю переехать близко к большому парку, чтобы каждый день была возможность прогуляться на свежем воздухе. Это всегда придает мне сил и вдохновляет.

Про активизм

СС: Расскажи, пожалуйста, где ты берешь силы на активизм? Я в частности про группу Марш Сестер и про твою акцию с письмами. Я просидела несколько часов над письмом, и в итоге всё выкинула. Всё кажется фальшивкой(. Я не знаю, почему так сложно просто написать несколько теплых слов. Восхищаюсь людьми, которые могут по-настоящему поддержать, без шаблонных фраз и картонных предложений.

Марина: Для меня активизм это в первую очередь про эмпатию, и силы я черпаю из неё. Когда я прочитала историю сестёр Хачатурян, то долго не могла уснуть, думая о том, как они там, под арестом, изолированные от мира. Мне больно понимать, что девушки из ада домашнего насилия могут отправиться в ад российской тюрьмы. Мне захотелось отправить им письмо, чтобы дать знать, что они не одни, что люди их поддерживают. Я пошла в группу “Марш Сестёр” на фейсбуке, спросила занимается ли кто-то сбором писем, оказалось что никто, и тогда я взяла эту роль на себя . Я надеюсь, что эта небольшая инициатива принесет им хоть немного теплоты в этой чудовищной ситуации.

Писать письма сложно, я тебя понимаю. Большинство людей передали мне открытки с короткими пожеланиями. Особенно много открыток пришло из Варшавы — 35 штук! Я считаю нам нужно брать пример с поляков, меня поразило как быстро они организовали сбор открыток и их оперативную отправку в Москву.

Блиц-вопросы:

1. СС: Так как я подчеркиваю, что мой проект Синдром Самозванки для женщин и о женщинах, то первый мой блиц-вопрос такой: Ты считаешь себя феминисткой или нет? Почему? В чем это выражается?

Марина: Я считаю себя феминисткой, такие книги как “The Second Sex”, “A Room of One’s Own”, “The Feminine Mystique” и многочисленные gender studies оказали на меня большое влияние. Также я интересуюсь фемоптикой в искусствоведении, мне кажется это совершенно непаханое поле, в котором предстоит много работы как искусствоведам, так и художникам.

2. СС: Кем и чем ты увлечена в последнее время? Блогерки, писательницы, книги, сериалы — что понравилось, восхитило, чем (или кем) ты бы хотела поделиться и кого рекомендовать?

Марина: Последние несколько лет я увлечена книгами и лекциями по истории китайской и японской живописи. На эту тему почти нет книг на русском, поэтому как только моего английского стало хватать на подобные материалы, я сразу же ринулась их изучать. Моя любимая книга о китайском искусстве “The great image has no form or on the nonobject through painting” by François Jullien. Я даже купила её в бумажной варианте и она всегда лежит у меня на столе. Любимые книги о японском искусстве “On the Laws of Japanese Painting” by Henry P. Bowie и “In Praise of Shadows” by Jun’ichirō Tanizaki.

Я так же люблю японскую литературу. Мои любимые авторы: Ясунари Кавабата, Кадзуо Исигуро и Рюноске Акутагава. Я читаю их на английском, но на досуге изучаю японский, правда, не очень эффективно.

Сериалы я стараюсь не смотреть, потому что я не могу посмотреть одну серию — начинаю смотреть одну за другой, и в итоге выпадаю из жизни. Но сделала исключение для мини-сериала про Чернобыль. Вообще я скептически отношусь когда иностранцы снимают что-то про Россию, мне это часто кажется карикатурным и неправдоподобным. Но в этом сериале всё сделано очень качественно, с большим уважением к историческим деталям и героям этой трагедии. Я до сих пор под большим впечатлением, сериал однозначно must see. В тему Чернобыля еще очень советую почитать Алексиевич “Чернобыльская молитва”.

Из современных писательниц я хочу посоветовать феминистку Маргарет Этвуд, её работы охватывают актуальные темы, такие как пол и идентичность, власть и политика, изменения климата, также она много работает с темой мифа и религии. Мне кажется даже просто названия её романов звучат заманчиво для любой феминистки: Life Before Man, Bodily Harm , The Edible Woman, The Robber Bride , Moral Disorder. А еще она написала роман Handmaid’s Tale, по которому снят одноименный сериал. Я с большим удовольствием смотрю и читаю интервью с ней, потому что она невероятно умная и проницательная. Сейчас Маргарет 79 лет, и я надеюсь, что она будет жить вечно.

Еще я люблю научно-популярную литературу, из последнего порадовала книга “Gut: The Inside Story of Our Body’s Most Underrated Organ” by Giulia Enders. На русский она переведена под забавным названием “Очаровательный кишечник”. Также большое впечатление произвела книга “Brain: The Story of You” by David Eagleman, не знаю переведена ли она на русский. Еще в последнее время понравилась книга о жизни микробов “I Contain Multitudes: The Microbes Within Us and a Grander View of Life” by Ed Yong

Вообще я мало общаюсь с людьми и много читаю, поэтому могу продолжать этот список почти бесконечно, ты должна меня остановить, хаха.

3. СС: Твой совет для начинающих и продолжающих: что делать с синдромом самозванки?

Марина: Честно говоря, мне самой нужен совет на эту тему!

Посмотреть работы Марины Антоновой и договориться о приобретении можно

на сайте

И там есть не только картины, а необыкновенные значки, блокноты, сумки на этой странице

в Инстаграме Марины Антоновой

на странице в ФБ 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: